Просмотр вопроса
Для выкладывания стихов, которые нравятся вам.
8 декабря 2014
Пять коней подарил мне мой друг Люцифер
И одно золотое с рубином кольцо,
Чтобы мог я спускаться в глубины пещер
И увидел небес молодое лицо.

Кони фыркали, били копытом, маня
Понестись на широком пространстве земном,
И я верил, что солнце зажглось для меня,
Просияв, как рубин на кольце золотом.

Много звездных ночей, много огненных дней
Я скитался, не зная скитанью конца,
Я смеялся порывам могучих коней
И игре моего золотого кольца.

Там, на высях сознанья — безумье и снег,
Но коней я ударил свистящим бичем,
Я на выси сознанья направил их бег
И увидел там деву с печальным лицом.

В тихом голосе слышались звоны струны,
В странном взоре сливался с ответом вопрос,
И я отдал кольцо этой деве луны
За неверный оттенок разбросанных кос.

И, смеясь надо мной, презирая меня,
Люцифер распахнул мне ворота во тьму,
Люцифер подарил мне шестого коня —
И Отчаянье было названье ему.
8 декабря 2014
Владимир Гальцов # 8 декабря 2014 в 15:06
Подходит ночь. Смешав и перепутав
Гул океана, книгу и бульвар,
Является в сознанье лилипутов
С неоспоримым правом Гулливер.

Какому-нибудь малышу седому
Несбыточный маршрут свой набросав,
Расположившись в их бреду как дома,
Еще он дышит солью парусов,

И мчаньем вольных миль, и черной пеной,
Фосфоресцирующей по ночам,
И жаждой жить, растущей постепенно,
Кончающейся, может быть, ничем.

И те, что в эту ночь других рожали,
На миг скрестивши кровь свою с чужой,
И человечеством воображали
Самих себя в ущельях этажей,

Те, чьи умы, чье небо, чьи квартиры
Вверх дном поставил сгинувший гигант,—
Обожжены отчаяньем сатиры,
Оскорблены присутствием легенд...

Не верят: «Он ничто. Он снился детям.
Он лжец и вор. Он, как ирландец, рыж».
И некуда негодованья деть им...
Вверху, внизу — шипенье постных рож.

«Назад!» — несется гул по свету, вторя
Очкастой и плешивой мелюзге...
А ночь. Растет. В глазах. Обсерваторий.
Сплошной туман. За пять шагов — ни зги.

Ни дымных кухонь. Ни бездомных улиц.
Двенадцать бьет. Четыре бьет. И шесть.
И снова. Гулливер. Стоит. Сутулясь.
Плечом. На тучу. Тяжко. Опершись.

А вы где были на заре? А вы бы
Нашли ту гавань, тот ночной вокзал,
Тот мрачный срыв, куда бесследно выбыл
Он из романа социальных зол?

Вот щелкающим, тренькающим писком
Запело утро в тысяче мембран:
«Ваш исполин не значится по спискам.
Он не существовал. Примите бром».
Алина Ириолова # 8 декабря 2014 в 15:06
ЛЮБИТЬ ТАКУЮ ЖЕНЩИНУ, КАК ТЫ (автор-СЕРГЕЙ ЛЕОНТЬЕВ)

Дыхание уснувшего Везувия…
Предчувствие восторга и беды.
Безумие, какое же безумие –
Любить такую женщину, как ты.

О, боль моя! Что может быть красивее?
Твои изгибы, линии, черты…
Бессилие, какое же бессилие –
Забыть такую женщину, как ты.

Мне снится дождь, в кровавое окрашенный,
Чужие перекошенные рты.
Бесстрашие, какое же бесстрашие –
Любить такую женщину, как ты.

Уснул наш сад, уснули розы чайные,
Изрезал плющ несчастные цветы.
Отчаянье, какое же отчаянье –
Терять такую женщину, как ты.

Но я пойду на плаху, на заклание,
Ни света не боясь, ни темноты,
Пойду вослед великому желанию –
Любить такую женщину, как ты.

Будем рады видеть вас на нашем Острове!
http://vk.com/ostrovisland
Ирина Студенцова # 8 декабря 2014 в 16:16
Ветер листает лето, гоняет волны,
небо глотает день и остатки лета,
а у Винсента где-то расцвёл подсолнух –
это автопортрет самого Винсента.

Думал ли он об этом, о чём он думал?..
…«Ах, дорогой мой Тео, пришли мне денег,
нынче дожди и ночью темно, безлунно, Тео, здесь в доме ходят чужие тени…
Тео, мой брат, мне многое удаётся – помнишь, мы говорили с тобой о цели?..
скоро пройдут дожди и вернётся солнце, я совершенно счастлив на самом деле.

Знал бы ты, как мне жарко теперь и остро! Как меня это держит, не отпускает –
Тео, я должен всё понимать о Солнце!.. Как объяснить мне это, пока не знаю.
Я должен быть с ним, слиться, понять рожденье и бесконечность жёлтого и возможность...
Тео, я у отца попросил прощенья, он никогда меня не поймёт, но всё же.
Я не хотел, но снова его обидел – видимо, это слишком больная тема…
Тео, я вспомнил всё, что когда-то видел, мир для меня с тех пор изменился, Тео»…

Вот он встаёт, роняет бумаги на пол, не замечая этого, в дверь выходит,
странный и неуклюжий, в нелепой шляпе, лодки и море в старом его блокноте.

- Кто этот рыжий? Солнце едва забрезжит, как он уже с холстами сидит на пляже.
- Это художник - видимо, сумасшедший. Здесь, в Сен-Мари, его уже знает каждый.
Видимо, он не может совсем иначе, хоть в ремесле его никакого толку,
он не опасен, просто он неудачник,
просто сидит и смотрит на наши лодки.

Мария Махова.
Валентина Печникова # 8 декабря 2014 в 22:45
"А":
Убежать бы...
Да к тебе.
От себя скорее.
Ускоряя нервный бег,
Веря в ахинею,
Ненавидя и любя
Лишь одну, одну тебя!!!
Между нами - сотни миль,
Океана глупый штиль,
Телефонный шифр порой
Забирает прочь покой.
Голос твой хотел бы слушать
День и ночь,
Мои же уши услаждает только рок,
Выключить его бы в срок...
Я бежать к тебе хочу!!!
В телефон опять молчу...
Позвонить тебе - нет сил!!!
Мне прости, я твой... дебил.
Елена Сергеевна # 9 декабря 2014 в 02:00
Отрывок из Песни Мертвых Киплинга.

Мы так жадно мечтали! Из городов, задыхающихся от людей,
Нас, изжаждавшихся, звал горизонт, обещая сотни путей.
Мы видели их, мы слышали их, пути на краю земли,
И вела нас Сила превыше земных, и иначе мы не могли.
Как олень убегает от стада прочь, не разбирая пути,
Уходили мы, веря, как дети, в то, что сумеем дойти.
Убывала еда, убегала вода, но жизнь убивала быстрей,
Мы ложились, и нас баюкала смерть, как баюкает ночь детей.
Здесь мы лежим: в барханах, в степях, в болотах среди гнилья,
Чтоб дорогу нашли по костям сыновья, как по вехам, шли сыновья!
По костям, как по вехам! Поля Земли удобрили мы для вас,
И взойдет посев, и настанет час - и настанет цветенья час!
По костям! Мы заждались у наших могил, у потерянных нами дорог
Властной поступи ваших хозяйских ног, грома тысяч сыновьих
сапог.
По костям, как по вехам! Засеяли мир мы костями из края в край -
Так кому же еще, как не вам, сыновья, смертоносный снять урожай?
Николай Ромадин # 9 декабря 2014 в 15:16
ПАСТУХ МЕДВЕДЕЙ

Как стук колес вычерчивает ритм,
Как сердца стук подобен четкой дроби
Ночных копыт...
Извечный алгоритм,
Воздвигнутый над чередой надгробий
Живых существ, украсивших мой путь,-
Мужчин и женщин, лошадей и кошек,
Собак и птиц...
Их хочется вернуть,
Но тени так бесследно тают в прошлом.
Я одинок...
Пылает на плечах
Багряный плащ.
(Сиреневый?
Пурпурный?)
В моих глазах, как в каменных печах,
Дымится пепел погребальной урны.
Скулящий страх калечит души жертв,
Шагнувших в этот круг без покаянья.
Прожорливая выверенность жерл,
В моем лице нашедшая призванье -
Сминать, как лист лирических основ,
Судьбу и жизнь,
Прощенье и разлуку,
И детский смех, и радость чистых снов,
И мертвых клятв возвышенную муку.
Я чувствую свой страшный, черный дар
Всей яростью обугленного мозга.
Я рвал зубами вены,
Но пожар
Моей крови был безразличен звездам.
Я принял паству.
Выбирая ночь,
Когда медведи понимали слово
И искренне старались превозмочь
Звериной волей волю - рук другого,
А именно - мой жесткий произвол,
С которым я удерживал их страсти.
Дивились Рыбы, Скорпион и Вол
Моей незримой и врожденной власти.
Пастух медведей!
Выжженный на лбу
Извечный титул...
Вызов вере в небо,
Вселенной, раздувающей клобук,
И Року, обесцветившему небыль!
Я противопоставлен был всему
И был бы мертв при первом же намеке
Готовности -
приветствовать ту Тьму,
Что отнимает травяные соки
У заспанной поверхности Земли...
Поверьте, что слова с заглавной буквы
Меняют смысл, переродясь в пыли
В самшит, и кипарис, и бук...
Вы
Напрасно попытаетесь понять
Урок друидов.
Каменные руны
Не обратят затертый разум вспять
И не затронут выцветшие струны.
Медведи спят.
Ущербная луна
Дарует серебро косматым мордам.
В мои виски крадется седина
Неторопливым, матовым аккордом.
Как хочется уснуть...
Закрыть глаза,
Увидеть поле, полное ромашек,
Где над ручьем кружится стрекоза,
А в небе бродит облако - барашек.
Вот в этот мир хочу шагнуть и я,
Продолжив путь по кромке алой меди
Заката.
В те запретные края,
Где светится Арктур -
Пастух медведей...
Андрей Белянин
Валентина Печникова # 10 декабря 2014 в 05:45
"А":
Надолго запомню твой взгляд,
Ведь молнии сильной разряд
пронзил меня резко насквозь,
Ну что же не вместе мы - врозь?

Твоей неземной красоте
Завидуют "миссис" и "мисс",
Они все пустые, не те,
И жизни великий каприз
Нас делит...
Нас множить пора!
Тебя я увидел и рад!
Хотя... Так болела душа
Надеясь, мечтая, греша...

Ты тоже тонула во мне,
Молила: "Любимый мой, Нет!"
Сдержал я свой страстный порыв,
Лишь ночь услыхала мой рык...
Дар'я Полторацька # 10 декабря 2014 в 13:06
Владимир Маяковский

Адище города
Адище города окна разбили
на крохотные, сосущие светами адки.
Рыжие дьяволы, вздымались автомобили,
над самым ухом взрывая гудки.

А там, под вывеской, где сельди из Керчи —
сбитый старикашка шарил очки
и заплакал, когда в вечереющем смерче
трамвай с разбега взметнул зрачки.

В дырах небоскребов, где горела руда
и железо поездов громоздило лаз —
крикнул аэроплан и упал туда,
где у раненого солнца вытекал глаз.

И тогда уже — скомкав фонарей одеяла —
ночь излюбилась, похабна и пьяна,
а за солнцами улиц где-то ковыляла
никому не нужная, дряблая луна.
1913
Дмитрий Литвин # 11 декабря 2014 в 01:37
Каждый себя жалеет так часто,
Каждый себя жалеет так много,
Что порою это ужасно,
В каждом здоровом – видеть больного.

Дмитрий Гринберг
Дмитрий Литвин # 11 декабря 2014 в 02:52
Ты такой любви не знала,
Но принять ты не смогла.
Сколько крыльев ты сломала,
Сколько душ в огне сожгла?

Таковы у Бога роли…
…Но однажды среди дня,
Какого привыкнуть к боли,
Ты не спрашивай меня.

Дмитрий Гринберг
Ірина Соболєва # 11 декабря 2014 в 09:12
Анна Юннис

Мостовые сверкают от влаги
дождя - по субботам -
Ренуар пишет «Танцы», приметив
твой синий пиджак.
Вместо счётницы мне принесли
наше общее фото,
Где на нём ещё (помнишь?) ты
бисерно вывел «всех благ».

Формалиновый привкус у чая - в
день прошлой разлуки -
Ты размешивал сахар не ложкой, а
дужкой очков.
Я сейчас понимаю, насколько
холодные руки
По ночам грели сердце. И полон
твоих двойников
Этот город теперь – меморандум
дистантных желаний:
Не коснуться, не взять, не
проверить согласие чувств.
Среди сотен полученных (вроде
случайных) посланий
Я всего ничего – твоё «здравствуй»
услышать хочу.

Подожду до зимы, измеряя шагами
пространство
Между пыльных перронов – по
рельсам отчаянный звон.
Ты когда-то сказал, что сильнейшее
в мире лекарство
От любви – это время. И, кажется,
что-то про сон…

Только я не лечусь.
Yuki Nakamura # 12 декабря 2014 в 12:40
ПРОЩАНИЕ С МАРИЕНГОФОМ

Есть в дружбе счастье оголтелое
И судорога буйных чувств —
Огонь растапливает тело,
Как стеариновую свечу.

Возлюбленный мой! дай мне руки —
Я по-иному не привык, —
Хочу омыть их в час разлуки
Я желтой пеной головы.

Ах, Толя, Толя, ты ли, ты ли,
В который миг, в который раз —
Опять, как молоко, застыли
Круги недвижущихся глаз.

Прощай, прощай. В пожарах лунных
Дождусь ли радостного дня?
Среди прославленных и юных
Ты был всех лучше для меня.

Есенин.
Дмитрий Литвин # 12 декабря 2014 в 18:02
Пускай забудешь ты свой дом,
И воду, и надежду и еду,
Пускай ты будешь точно лён,
А я к тебе приду.

Тебя оставят все друзья
В горячке и в болезненном бреду,
И позабудет вся семья,
А я к тебе приду.

Ты будешь столько дней одна,
И “больше жить так не могу”,
Ты скажешь, стоя у окна.
А я к тебе приду.

Опять промокнешь под дождем;
Замерзнешь, стоя на снегу,
Но ты пропустишь старый сон,
Когда к тебе приду.

Дмитрий Гринберг
Дима Переверзев # 12 декабря 2014 в 18:48
Никогда.

Никогда ни о чем не жалейте вдогонку!
Если все, что случилось, нельзя изменить,
Как записку из прошлого, грусть свою скомкав,
С этим прошлым порвите непрочную нить.

Никогда не жалейте о том, что случилось,
Иль о том, что случится не может уже...
Лишь бы озеро вашей души не мутилось,
Да надежды, как птицы парили б в душе.

Не жалейте своей доброты и участья.
Если даже за все вам - усмешка в ответ.
Кто-то в гении выбился, кто-то в начальство...
Не жалейте, что Вам не досталось их бед.

Никогда, никогда ни о чем не жалейте -
Поздно начали вы или рано ушли.
Кто-то пусть гениально играет на флейте,
Но ведь песни берет он из Вашей души.

Никогда, никогда ни о чем не жалейте -
Ни потерянных дней, ни сгоревшей любви...
Пусть другой гениально играет на флейте,
Но еще гениальнее слушали вы!

Андрей Дементьев
Мишель Аскар # 14 декабря 2014 в 04:24
С точки зрения воздуха, край земли
всюду. Что, скашивая облака,
совпадает - чем бы не замели
следы - с ощущением каблука.
Да и глаз, который глядит окрест,
скашивает, что твой серп, поля;
сумма мелких слагаемых при перемене мест
неузнаваемее нуля.
И улыбка скользнет, точно тень грача
по щербатой изгороди, пышный куст
шиповника сдерживая, но крича
жимолостью, не разжимая уст.
Артур Надюков # 14 декабря 2014 в 04:48
Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже, не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях.
Я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь
от тебя, чем от них обоих.
Далеко, поздно ночью, в долине, на самом дне,
в городке, занесенном снегом по ручку двери,
извиваясь ночью на простыне,
как не сказано ниже, по крайней мере,
я взбиваю подушку мычащим "ты",
за горами, которым конца и края,
в темноте всем телом твои черты
как безумное зеркало повторяя.

Иосиф Бродский
Оксана Ширина # 14 декабря 2014 в 14:22
***
Мы души проиграли
В карточной игре,
Тузами - дураками
Бродили по земле.
Мы облики меняли,
Характер, нрав, друзей,
Мы замки воздвигали,
Из карт колоды сей…
Бродягами по свету,
Детей земли и тьмы,
Мы верили в победу,
Отсутствием души.
Холодным ветром в поле,
Дождем соленых слез,
Мы смотрим на повторе,
Как рушится наш мост…
Тузами - дураками,
Скитаться не впервой,
Всё то, что под ногами,
В миг будет над тобой.
Так пой же сердцем рваным,
Пока оно стучит,
И отголоском пьяным,
Возврат души сулит...

Екатерина Вареник
Валентина Печникова # 14 декабря 2014 в 15:12
"А":
Я встречаюсь не с тобой
Иногда.
Нет свободных нынче тем -
Не беда.
Снова думаешь во мне -
Наглый, блин.
И торчишь в душе моей,
Словно клин.

Шла дорогою я в ночь -
Не в тебя,
Все пытались мне помочь,
Не любя...
Я выстукивала дробь
Каблуком.
Было "здравствуйте" чуть-чуть,
А потом...

А потом я улетела
Легко,
И гуляла до рассвета,
Как кот.
Ты же думал до рассвета
О нас,
И придумывал сюжеты
В рассказ.
Георгий Мельников # 15 декабря 2014 в 09:23
Двадцать первое. Ночь. Понедельник. Очертанья столицы во мгле.
Сочинил же какой-то бездельник,
Что бывает любовь на земле.

И от лености или от скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, бояться разлуки
И любовные песни поют.

Но иным открывается тайна,
И почиет на них тишина…
Я на это наткнулась случайно
И с тех пор все как будто больна.
Мария Ямпольская # 15 декабря 2014 в 16:28
Три Кольца - для царственных эльфов в небесных шатрах,
Семь - для властителей гномов, гранильщиков в каменном лоне,
Девять - для Девятерых, облеченных в могильный прах,
Одно наденет Владыка на черном троне,
В стране по имени Мордор, где распростерся мрак.
Одно Кольцо покорит их, одно соберет их,
Одно притянет и в черную цепь скует их
В стране по имени Мордор, где распростерся мрак...
Яндекс.Метрика